Писатели бывают разные. Ольга Брейнингер

DSC_2355-11.jpg
На стенде АСТ на ММКВЯ-2017  свою первую книгу представила Ольга Брейнингер.
Ольга Брейнингер  — родилась в 1987 в Казахстане, в русско-немецкой семье, современный российский писатель.  Ведет авторскую колонку в онлайн-журнале «Лиterraтура». Член Союза писателей Москвы.
Ольга окончила Литературный институт имени А. М. Горького. Затем переехала в Германию, и далее в Англию, где получила степень магистра в Оксфордском университете. В настоящее время живет в Бостоне (США), преподает и учится в докторантуре Гарвардского университета. Занимается исследованием современной культуры и политики в России, в частности, на Северном Кавказе.
Печаталась в журналах «Homo Legens», «Новый мир», «Октябрь», «НЛО», «Дружба народов», и других.

1.

В 2017 году дебютировала с романом «В Советском Союзе не было аддерола». Первоначально роман был опубликован в журнале «Дружба народов»,  позднее вышел в издательстве АСТ.
На  Московской международной книжной ярмарке автор представил свой роман читателям

2.


Здесь и далее цитируется по рецензии с сайта Российской национальной премии "Национальный бестселлер" - 2018

Ольга Брейнингер написала роман-инструкцию по выживанию в XXI веке. Он очень бы пригодился путешественникам во времени. Специфическая инструкция, конечно, получилась, – пользоваться ею смогут только самые лучшие, те, кто умеет «быстрее, выше, сильнее», посредственностям тут не место. Вход только для «сверхчеловеков».

3.
DSC_2356-11.jpg

Все повествование укладывается в один день – последний перед объявлением результатов некоего эксперимента, и единственным испытуемым стала главная героиня романа. Суть эксперимента из текста понятна не до конца, но некоторую ясность вносит аннотация номинатора Антона Секисова: «Время действия — ближайшее будущее, 7 ноября 2017 года. Завтра днем в нобелевской лаборатории девушка родом из СССР должна превратиться в “сверхчеловека” — но сегодня она вспоминает свое полное потерь прошлое, и решает любой ценой сорвать эксперимент – для того, чтобы спасти мир от новой холодной войны, где главным оружием будут такие же молодые люди, как она – сломанные глобализацией, амбициозные, злые и бесконечно одинокие». Единственное замечание: превращение в «сверхчеловека» глава эксперимента профессор Карлоу и его команда покажут не в нобелевской лаборатории, а в башне Трампа, символизирующей торжество капитализма.

4.
DSC_2360-11.jpg
Соблазнительна идея приравнять личность героини к личности автора. Их биографии похожи: Брейнингер тоже родилась в Казахстане, училась и преподавала в Оксфорде и Гарварде. Обо всех подробностях личной жизни все-таки нет возможности судить: какая же справка к роману в толстом журнале или даже соцсеть расскажет о любви к чеченскому юноше или страсти к аддеролу. Но вот один из постов Брейнингер в Facebook вполне может приукрасить сцену срыва великого эксперимента, произойди она в башне Трампа: «How I like to start a date: “So first of all, I don't believe in free market”», – пишет она, прикладывая gif с Ланой дель Рей, поднимающей руку с жестом, известным как «коза».

Вот и роман – о том же: девушка на всем его протяжении рассказывает о том, какая она крутая (она действительно крутая, вы не подумайте). Немного о Лане дель Рей, немного о соцсетях, вставки из слов на английском языке, какие там еще приметы XXI века? Да та же башня Трампа.

5.

Загадочный нейроэксперимент отнимает у героини 95% времени. Ее личность как бы принадлежит только обществу и миру, в распоряжении для персонального пользования остается всего 5% времени, «сто процентов которых приходятся на ситуации, когда я нахожусь в полном одиночестве». Благодаря соцсетям с каждым вторым происходит примерно то же самое. Чем не эксперимент века?

О том, что получится в результате исследования, не знает никто, в том числе сама героиня. По всей видимости, он должен превратить ее в умную безэмоциональную машину.

«В теории, нейропрограммирование должно было понизить мою эмоциональную восприимчивость и повысить интеллектуальную.»

Частичные успехи были, хоть и неясно, благодаря приему аддерола или собственному желанию героини стать сверхчеловеком – однако «степень эмоционального реагирования не снижалась».

«Войдя в свой номер, я бросила на кресло дорожную сумку и свернулась калачиком на кровати. Из-за аддерола сердце колотится как сошедший с рельс будильник, отсчитывая ежесекундные удары, словно разряды молнии. Мозг работает безупречно. Я чувствую себя машиной, разогнавшейся до скорости пятисот километров в час: идеи, о которых я читаю, моментально визуализируются и систематизируются у меня в голове; данные по ходу чтения складываются в таблицы и схемы; я могу перевести в график поэзию Джона Донна и довольствуюсь одним- единственным прочтением Канта. Мой ум точен, резок и четок, я улавливаю концепты моментально и почти инстинктивно ощущаю связи и ассоциации всего со всем

6.
Порой она явно подражает манере Терминатора смотреть на мир:

«<…> На очередном приеме в колледже, в краткую паузу между десертом и обсуждением благотворительного базара я обратилась через стол к Питеру (физика, PhD, общеуниверситетская команда по гребле, политические пристрастия: тори, секретная влюбленность: Маргарет Тэтчер, хобби: театральный кружок, главное достижение: современная постановка «Орестеи», дополнительный бонус: утонченные черты лица).»

Несмотря на то, что детство, отрочество и юность героини не самые обычные, с ней может идентифицировать себя любой рожденный в перестроечную эпоху. Маловата целевая аудитория? Нет, думаю, проблема отцов и детей сделает роман более чем актуальным. Это заметно уже по отзывам других рецензентов. Хотя бы потому, что «В Советском Союзе не было аддерола» просто напрашивается на обвинения в юношеском максимализме.

7.
DSC_2367-11.jpg
И тогда понимаешь, как в этих молодых и злых рождается моя ненависть. Потому что нужно потерять абсолютно все и даже надежду на это, потому что нужно перестать испытывать привязанность, любовь, тоску или страх. Потому что тебя уже ничего не испугает. Потому что ты сама отказалась от того, что могло быть — из страха, что и это не сможет тебя согреть и заставить почувствовать себя дома.

А вот – иллюстрация отношения «детей» к «отцам»:

«Путешественники все время хотели разговаривать, и я присаживалась на полку и слушала их. Все они, к моему удивлению, рассказывали одну и ту же историю. Про то, что молодым умереть не получилось, и теперь надежды на счастье уже нет и все, что остается, — ждать, наблюдая за тем, как искра внутри тебя медленно гаснет.»

Помимо проблемы отцов и детей, с классической литературой роман сближает наличие мотива дома, а его главным воплощением становится свадьба – часть традиционной культуры. Опираясь на столпы традиции и классики, не разрушая их, Брейнингер провозглашает новые идеалы. Этот мотив ложится в основу  композиции романа: обретение дома (Казахстан), его потеря (Германия) и новая попытка его обретения и осознанный отказ (Чечня).

8.

«Дом, — говорю я себе зеркальной, — это то, что может быть у других, но никогда у тебя».

С категорией дома связана и категория счастья: счастлив тот, кто имеет дом. Но если нет дома, не может быть и счастья – эти категории у Брейнингер неразрывны. Путь к ним проложен в одном направлении (если «в сторону от счастья», то «всегда — прочь от дома»); перед отъездом из дома героиня получает прощальный подарок – духи с названием «Счастье» («это знак и прощание, потому что без меня он больше никогда не будет счастлив, и, он уверен, я без него тоже»); счастливы живущие на родине чеченские женщины. Героиня же была счастлива лишь во время эксперимента, когда не принадлежала сама себе, и перед тем, как отказаться от возможности обретения нового дома. Еще один момент запечатлен на пленке, которая не вышла в эфир телеканалов и «ждет на полке своего часа», если, конечно, не выдумана.

9.
DSC_2380-11.jpg

Равно как может оказаться выдуманным самый эмоциональный момент романа – финал, «Глава девятая и последняя – она, кажется, имеет место быть год спустя, и в ней я врываюсь на саммит  “большой двадцатки” с непереводимой речью — хотя неизвестно достоверно, я ли это или кто-то другой». Обычно Брейнингер переворачивает события, обманывая читательские ожидания в конце эпизодов. Но эта фраза предваряет всю главу – которая, впрочем, является последней, так что правило соблюдено. Такой заголовок подразумевает не только то, что речь не прозвучала, но и возможность, что она была произнесена кем-то другим, потому что Брейнингер написала манифест поколения. Она создала героя нашего времени, и графы в этом паспорте космополита заполняет каждый из нас.

10.
DSC_2384-11.jpg

"Сошедший с РЕЛЬС..." - бросилось в глаза...
Гг'ассиг'ущее название «Лиterraтура» - чтоб сразу все точки над "ё" расставить?
Литераторша, несомненно, красотка.
Но приведённая рецензия скорее отбивает охоту читать опус, нежели разжигает интерес.
Cкольцо писателей современных, а читать нечего...
Серьезный у нее послужной список)
Яркая девушка! И сюжет для романа весьма оригинальный, в духе Пелевина...
Автор симпатичная, но книга точно не мой жанр 😄