Борис Полевой. "Прогулка по Калининской Атлантиде"

"Звучало неплохо: "Прогулка по Калининской Атлантиде. Нет, не по Атлантиде, а по современному граду Китежу местного значения".
Как мы узнаем из книги историка Я.Леонтьева "Калязинская Хрестоматия", что своё "хождение в град Китеж" Борис Полевой совершил в довоенные годы в Калязине Тверской области (1935-90 -Калининская область)


Автор фото Алексей Авдеев "Там и птица летает вольно, там и свет весь какой-то иной..."

Рассказ приводится по книге: Борис Полевой "Самые памятные:История моих репортажей":

Признаюсь, я очень колебался,  вставлять ли мне рассказ об этом случае в воспоминания о самых памятных моих репортажах. Памятен-то он, конечно, памятен, но уже очень не украшает мою биографию. Все же решил включить. Говорить так уж все говорить …
В ту пору у нас на востоке Калининской области, в селе Иваньково, Волга была преграждена огромной плотиной. Задействовала, как сейчас говорят, Иваньковская ГРЭС. Начал жить канал Москва-Волга. Замечательное сооружение, напоившее столицу чистой волжской водой и соединившее ее с Каспийским, Балтийским, Белым, Черным и Азовским морями.
«Москва стала портом пяти морей», - восторженно писали мы тогда в своих корреспонденциях. Ну, а шестое, рукотворное, Московское море разлилось по низинным равнинам нашей области, похоронив под водой деревни, села и целые города. Красавцы теплоходы, приходившие к нам по каналу, швартовались у нового калининского водного вокзала, возникшего на стрелке при впадении Тверцы в Волгу. В областном театре с успехом, нет, не с успехом, а с триумфом шла пьеса Николая Погодина «Аристократы», посвященная строительству канала и перековке на этом строительстве человеческих душ.
Наша газета, естественно, уделяла это огромной, по нашим масштабам, стройке сугубое внимание, Мне с моим другом фоторепортером Николаем Чановым, с которым мы , кстати, учились когда-то, не раз доводилось выезжать на строительство, мы познакомились и подружились там с автором пьесы Николаем Погодиным и с прототипами его героев – бывшим удачливым налетчиком-медвежатником, выведенным им под другой фамилией, и с героиней пьесы, женщиной сложной судьбы и редкой красоты, прекрасное лицо которой не портил даже довольно заметный шрам, пересекавший ей лоб от брови до корней волос.
     Так вот , когда Московское море улеглось в свои берега и стало обживаться, на дне оказался старый уездный город Калязин, некогда бойкий торговый центр, в котором подолгу живал, приезжая туда по государственным делам, в те дни Тверской вице-губернатор, великий сатирик Михаил Евграфович Салтыков, а впоследствии Салтыков-Щедрин. Город, от пристани которого отправился в свое путешествие по Волге не менее знаменитый француз Александр Дюма. Строители канала Калязин снесли, большие воды нового, рукотворного моря совершенно затопили его остатки, и из-под воды осталась торчать лишь соборная колокольня, которая и сейчас возвышается над безбрежной водной гладью и служит маяком для проходящих судов.
        Так вот, на второй год существования этого моря, когда берега его уже стали обрастать осокой, лозняком и оно начало обзаводиться дикими утками и гусями, в  городе нашем приобрело широкую популярность общество спасения на водах. Юноши и девушки тренировались в подводных экскурсах  в водолазных костюмах. Я сам, готовя очерк об ОСВОДе, перешел в городе Волгу по дну реки. И тут появилась у меня навязчивая идея – совершить прогулку по дну нового моря. Именно в Калязине. Калязин, конечно, не Атлантида, но все же в таком путешествии наверняка будет на что посмотреть. Это ли не материал для пропаганды нового гидротехнического строительства! Такое и столичным журналистам в голову пока не пришло.
      Идеей этой загорелся и наш представитель радиокомитета, старый мой комсомолец товарищ Ганя Гаврилов – человек быстрый , инициативный, в те дни уже стяжавший себе неплохую славу в эфире. Решили кооперироваться и действовать вместе. Заинтересовали в этой затее ОСВОД: репортаж со дна Московского Моря. Прогулка по Калининской Атлантиде. Нет, не по Атлантиде, а по современному граду Китежу местного значения. Звучало неплохо. Осводовцы живо откликнулись, Договорились, что по затопленному Калязину прогуляется один из нас. Решили, что вместе с водолазом-инструктором опущусь на дно я и как представитель своей газеты и как представитель Союзрадио одновременно, а Гаврилов останется на водолазном боте, работающем в районе затопления Калязина.
        Благодаря энергии и организаторскому таланту Гаврилова, экспедиция была подготовлена по всем правилам, Водолаз-инструктор предварительно прошел трассу будущего путешествия, рассказал, где и что мы увидим, и в соответствии с этим был составлен сценарий будущего репортажа из-под воды. В те дни репортажи шли прямо в эфир, без предварительной записи. Микрофон был вмонтирован в медный шар водолазного шлема. Договорились, что во время этого подводного путешествия над нами пройдет катер, который можно будет подать как рейсовый теплоход. Весь репортаж должен уложиться в 10 минут, т.к. в эфире сейчас более тесно, чем в трамвае в часы «пик».
      Затея эта нам с Гавриловым чрезвычайно нравилась. Помимо официального включения подводного репортажа в программу, мы распропагандировали ее среди коллег и друзей. Узнала об этом и моя будущая жена, мнением которой я очень дорожил.  Обещала в этот час отпроситься у директора школы, в которой преподавала, пойти в кафе, где есть радио, слушать меня.
         Все шло точно по сценарию. И день был солнечный, и небо голубое, и облака будто купались в прозрачной воде. И лицо водолаза, смотревшего сквозь окошечко в медном шлеме, как  полагается, было загорелым, мужественным, и костюм со свинцовыми подошвами был отменно тяжел. Все-все шло по сценарию, даже пузырьки в момент погружения, который как бы текли от шлема вверх, походили на елочные бусы, и грунт оказался мягким, и взмыло из-под ног облако ила, охватив нас. В общем, сочинять ничего не приходилось, и я вдохновенно шел по заранее вытверженному тексту.
        Первую часть подводного путешествия я отбарабанил довольно бойко. Но как только мы двинулись по дну и поднялся взбитый нашими ногами ил, ничего не стало видно. Мой проводник крепко держал меня за руки и тянул куда-то. Куда – видно уже не было. Лишь взглянув вверх, я едва различил солнце, расплывавшееся во тьме неясным пятном.
           Однако путь был заранее исследован водолазом, и я продолжал по сценарию описывать свои впечатления, не видя при этом за стеклом шлема ничего, кроме мути.
        Впрочем, на этом этапе путешествия врать не приходилось. Говорил, что, мол, по затянутый ныне илом мостовой ходил когда-то, постукивая палкой, удивительный тверской вице-губернатор Салтыков, накапливая материалы для своих будущих сатир, что под звуки военного оркестра проследовал здесь когда-то к пристани в толпе калязинской знати и офицеров гвардейского полка, Александр Дюма, начинавший в этом городе свое путешествие по Волге.  Рассказал, что калязинские  дамы упрекали любимца Парижа за то, что он дал герою столь знаменитой у нас книги»Граф Монте-Кристо» имя презренного убийцы Пушкина Дантеса, на что Дюма смущенно ответил..
        .. Что ответил любимец Парижа на упреки калязинских дам, радиослушатели так и не успели узнать, ибо в это мгновение дна моря как бы ушло из-под меня, я  почувствовал, что куда-то проваливаюсь, и так испугался, что радиослушатели услышали не «ах» и не «ох», а панический вскрик, отнюдь не предназначенный ни для радиослушательских, ни вообще для чьих-либо интеллигентных ушей.  Выросший на Пролетарке, я-таки умел в трудную минуту крепко выражаться.
       В следующее мгновение сильная рука водолаза подхватила меня, снова привела в вертикальное положение. Сквозь стеклянное окошко шлем  я увидел встревоженные и укоризненные глаза спутника. Я уже оправился от испуга. Мы двигались дальше. Вцепившись в руку провожатого, я продолжал механически и довольно бойко повествовать.
    -..Товарищи радиослушатели, до вас доходит шум и всплеск воды? Это над нами проходит теплоход «Михаил Калинин» - один из тех красавцев теплоходов, совершающих сейчас регулярные рейсы между Московскими и Калининскими портами. Снизу я вижу, как над нами, будто облако, проплывает очертания этого великолепного судна.
      На самом деле я ничего не видел, не слышал. Думал только о том, дошли ли до товарищей радиослушателей мои «ох» и « ах» и все, что вслед за ними было панически выкрикнуто. И расслышала ли этот незапланированный выкрик очаровательная радиослушательница, учительница по профессии, и в силу это профессии человек к русской словесности весьма строгий. И еще со страхом думал о том, как встретит меня на борту бота мой друг Гаврилов, которого невольно так подвел, какими глазами теперь посмотрит он на меня.
      Когда меня подняли над водой и в глаза хлынули поток солнечных лучей, я зажмурился. И не столько от солнца, сколько от предчувствия тяжелого разговора с другом и коллегой. Но шлем сняли, и я увидел перед собой не гневное или яростное, а встревоженное, заботливое лицо.
    - Жив? Ничего?.. Как себя чувствуешь? Что у тебя там стряслось?
Капитан бота выговаривал водолазу:                                                       
   - Говорил же тебе: осторожнее. Когда он закричал и выругался, мы тут метнули икру.
     Водолаз хрипловато гудел:
    - Разве все предусмотришь? Непредвиденное обстоятельство. Там, где фундаменты лавок в торговых рядах, оказался открытый подвал. Их теперь илом затянуло, не видно. Вот он в один из них и угодил.
    - С тобой ничего? Здоров? – продолжал заботливо осматривать меня Гаврилов.- Такое в эфир пустил, не знаю, что теперь из меня начальство сделает..Я-то ведь слушал, шумом микшировал, техническая , мол, помеха… Может, и не расслышали. Но за тебя, по правде говоря, испугался. А ты не горюй,- утешал меня заботливый организатор передачи.- В самом деле ничего себя чувствуешь? Отдышался?
      Нет, никогда ни до, ни после не испытывал  я такого чувства. Надо же затеять такую авантюру, втянуть в нее столько людей, и все это дело так провалить! Нужно отдать честь руководству тогдашнего радиокомитета, прискорбный сей инцидент был принят начальством довольно спокойно. Молодой представитель этой организации в нашей области получил, естественно, нагоняй, но тем дело и кончилось. Ну, а с любимой, ставшей потом моей женой, которую, я признаюсь, боялся больше, чем начальство, тоже в общем-то благополучно обошлось. Она посмотрела на меня своими большими серыми глазами и только сказала с простодушным удивлением:
       - Вот уж никогда не думала, что  вы умеете браниться.
        Журналистская же братия по поводу этого происшествия вдоволь пошутила, позубоскалила и на некоторое время прилепила ко мне кличку Борис Водяной.

   


Пояснения историка, профессора Ярослава Леонтьева ("Калязинская хрестоматия",2002)
"Родившийся в Москве, но считавший себя «тверяком, калининцем» Борис Полевой ( псевдоним Б.Н.Кампова , 1908-81) в молодости работал корреспондентом  верхневолжских  газет «Тверская правда», «Смена», «Пролетарская правда». Будущий главный редактор журнала «Юность». Как и подобает настоящему, вездесущему репортеру, был склонен к авантюризму. Эта склонность приводила его на «дно» в переносном смысле, когда он жил среди тверских блатарей в известном городском шалмане, и на волжское дно в буквальном смысле слова. Эти свои похождения писатель описал в книге «Самые памятные: История моих репортажей» Он подробно рассказывает каким образом его занесло под воду в Калязине. Обратим внимание лишь на то, о чем умолчал классик «социалистического реализма», и заодно исправим его ошибку. Начну с того, что центральная часть города и вся Подмонастырская сторона оказались на дне Угличского водохранилища, а не Московского моря. Хотя строительство Угличского с Рыбинским гидроузлов первоначально действительно задумывалось поручить Дмитлагу, осуществляющему строительство канала Москва-Волга и Иваньковской ГРЭС, но уже в сентябре 1935 г. был создан самостоятельный Волголаг. Начальником Управления строительства Угличского и Рыбинского гидроузла НКВД был назначен заместитель начальника ГУЛАГа, бывший одновременно и начальником Беломоро-Балтийского канала, Яков Рапопорт – один из главных руководителей той самой кровавой «перековки», о которой с таким восторгом вслед за Погодиным пишет Полевой. Численность работавших на Волгострое рабов-заключенных на 1 января 1941 г. достигло почти 88 тысяч чел. Помимо работ по строительство гидроузлов, их руками была заодно построена железнодорожная ветка Углич-Калязин. Увы, Борис Полевой ни слова не говорит о том, сколько душ было загублено во время этой «перековки»."



Мои посты  о Калязине:
Александр Дюма проездом через Калязин
Александр Дюма опять в России
Ольга Берггольц: "И облака идут на нею и у подножия её" (Калязинская колокольня в стихах, в прозе и на фотографиях)
Битва за Калязин
Большая власть и маленький Калязин (Александр II в Калязине)
А.Н. Островский: "За доктором посылаем в другой уезд, пиявки чуть не по рублю штука..."
Калязин по "Москве-24"
По местам Великой Смуты
Макарий, Калязинский Чудотворец



Как интересно смотрится колокольня с высоты!
Мы летом проплывали мимо на теплоходе )
Так и история у неё печальная. Хотя... стоит ведь всё-таки!!
".... ведь стоит колокольня! Как наша надежда. Как наша молитва: нет, всю Русь до конца не попустит Господь утопить…"
Насчёт "загублено" не знаю, я читал, что за время "правления" Сталина, население Союза увеличилось, если конечно не учитывать военные потери. Много всяких источников по этому поводу, про стройку тоже читал, что там "заключённых" было очень мало, в основном вольнонаёмные.
Итоги переписи населения 1937 были признаны "дефективными"(Постановление СНК СССР от 25/IX 1937). Руководитель Центрального управления народно-хозяйственного учета (ЦУНХУ при Госплане ССР)Верменичев Иван Дмитриевич был расстрелян, Были репрессированы и многие другие по этому делу.
Перепись вошла в историю советской статистики как "репрессивная"
Там было много чего "интересного", назову основные: прирост населения СССР оказался отрицательным (например из-за голода 1932-34 г.г); можно было легко определить сколько в стране заключенных; оказалось, что в стране победившего атеизма очень много верующих и т.д. и т.п.

Про подавляющее большинство вольнонаемых -это интересно.Конечно они могли быть где угодно, в особенности среди сотрудников НКВД,но для того, чтобы работать в нечеловеческих условиях нужны были рабы. Кстати сокращение "зк" или"зек" пошло от "заключенный каналоармеец" .
Может и так ) но можно и судить по "официально признанной" переиписи 1959 года, какая разница )


От этого сути не поменяется, что-бы "товарищи" пытающиеся очернить и исковеркать историю не придумывали )
В принципе, от чего то надо отталкиваться:)
Прирост населения за два года (С 1937 по 39) в 28.7 млн чел.(!) больше свойственен современному Китаю, Глянул на темуНаселение СССР , там более скромные данные за 1939 год - 170,5 млн.чел, на июнь 1941 - 195.2 млн. чел. - значительный прирост населения по сравнению с 39г, но за это время были присоединены Прибалтика, Западная Украина и Белоруссия. Беда в том, что из-за такой свистопляски с данными, посчитать потери в Великой Отечественной войне оказалось весьма затруднительным.
Согласен, война есть война, поэтому рассуждать на эту тему сложно, но прирост был, и не плохой, а уж сколько, тут источники разнятся
Жалко, что не мой:) Есть желание сделать подборку -Калязинская колокольня с высоты птичьего полета.
У нас зимой 2000 года под водой не получилось, слишком мелко было, а по воздуху даже не пытался :)
я там была...очень тяжела и неоднозначна история этого места
Ужасная история. В зону затопления попали 2/3 города с жилами домами, предприятиями, десятки деревень, пахотные земли,Троицкий Калязин монастырь, церкви
Картина художника Александра Шевелева "Памяти Мологи"(1997г.)
Молога.jpg
Переселенцы из затопляемых территорий на плотах из разобранных домов со своим имуществом.

Беда в том, что на их месте можно оказаться и сейчас (не дай Бог). Под каким-нибудь благовидным предлогом или в связи с новациями в Земельном кодексе в зоне "затопления" может оказаться чья-нибудь дача или весь населенный пункт.
Молитва в камне!
А для "связи с Богом", под Калязиным в деревне ТолстоУХОво, построен радиотелескоп, диаметр "уха" 64 метра (на фотографии Дмитрия /7sec/ Миронова http://www.photosight.ru/photos/3760994/ )

3760994_large

Левее от колокольни
турЫсты:) За небольшую плату катают на моторке, можно высадиться на остров и потрогать колокольню руками
надо сгонять на след год кровь из носу!!!! спасибо! )
Это ведь как её строили? Видно кто-то предвидел её судьбу...Прямо удивительно!!!
Колокольня Николаевского собора была заложена в 1794. По сохранившейся рядной записи крепостные мастера полковника В. Ф. Ушакова, из близлежащих Калязинских деревень, взялись построить это сооружение высотой 35 саженей (74.5м). Причем, если колокольня покосится или даст трещину, строители обещали за свой счет разобрать и построит ее заново. Простые русские мужики обладали широкими талантами, позволившими им соединить архитектурное сооружение и окружающий мир в единую симфонию. Ими была встроена в колокольню так называемая Эолова Арфа, превращающая каждый порыв ветра в мелодию. К 1800 г. колокольня была построена и вошла в единый ансамбль Николаевского собора.
В связи со строительством Угличского гидроузла в конце 30-х годов прошлого века Николаевский собор был уничтожен. Причина сохранения колокольни неизвестна. Есть версия, что опаздывали со сроками, по другой версии - кто-то предложил использовать её как маяк.