Александр Дюма проездом через Калязин

Вот не было бы у меня книги Ярослава Леонтьева "Калязинская хрестоматия: город и люди в художественной литературе, письмах, мемуарах, дневниках и документах", которую автор любезно подарил мне, то не узнал бы я , что в маленьком и очень мной любимом городе Калязине когда-то побывал Александр Дюма.

В начале книги автор  дает небольшую вводную:
Александра  Дюма - автор «Трех мушкетеров», «Графа Монте-Кристо» и других великих произведений путешествовал по России с июня 1858 г. по февраль 1859г.  по приглашению  графа  Г.А.Кушелева-Безбородко.  Он путешествовал как частное лицо в связи с тем, что его роман «Записки учителя фехтования»(1840г.) был запрещен в России. Однако, при Александре
II наступили послабления  и  Дюма не  преминул этим воспользоваться. Он отправляется в Петербург, затем на Валаам и оттуда  в Москву. В августе-сентябре состоялось посещение Бородинского поля и Троицы-Сергиевой  Лавры, затем остановка в селе Елпатьеве,  принадлежавшем камергеру Д. П. Нарышкину. Здесь  Дюма знакомится с одним из героев своего дальнейшего повествования – с полковым врачом из Калязина, в котором тогда дислоцировался Егерский Его Высочества Михаила Павловича полк. В Калязин Дюма прибыл 1 октября (по старому стилю), и отсюда отправился в длительное путешествие по Волге. В  Калязинской поездке великого писателя сопровождал Дидье Деланж,  служивший у Нарышкина. Путешествие Дюма по России было для него ярким и необычным. Он сам, как и его герои был воплощением оптимизма, олицетворением физического и душевного здоровья. Высокий, несколько полноватый, сильный, добродушный, с яркими  глазами, Дюма привлекал к  себе внимание окружающих и наслаждался  атмосферой всеобщего внимания. Из поездки писатель вынес массу впечатлений и опубликовал цикл очерков и исторических эссе, сперва в журнале «Монте-Кристо», а в 1859 г.  в виде отдельной книги «Впечатления о путешествии по России».

Дюма-11
В коллаже использовалось фото с сайта: http://andcvet.narod.ru/P_R.html#16
Раздел "Волга.От истока до Каспия" http://andcvet.narod.ru/Volga/01/sam.html

Отрывки из глав «Вниз по Волге», «Углич», «Правый берег Волги» цитируются  по сборнику доктора исторических наук, профессора Ярослава Леонтьева "Калязинская хрестоматия" – М., 2002.

Итак, Александр Дюма:

Как бы судорожно я ни цеплялся за время, чтобы удержать его бег, к великому моему отчаянию, оно неумолимо двигалось, часы летели, за ними следом дни, за днями недели. Прошло уже больше месяца, как я приехал в Москву. Я думал пробыть там всего лишь пятнадцать дней, а пробыл месяц. В Елпатьеве я рассчитывал провести три-четыре дня, а провел восемь.

Нижегородская ярмарка, открывшаяся 15 августа,  должна была продлиться только до 25 сентября. Пришлось расстаться с этими добрыми и дорогими друзьями, с которыми я охотно прожил бы всю жизнь.

Было решено, что я отправлюсь в путь вечером 13-го. Хотя небо было великолепным, хотя комета пышно распустила сой огненный хвост, затмевая звезды, холод  уже начал давать о себе знать; и можно было опасаться, как бы Волга не замерзла, прежде чем я завершу свое плавание.
Пропустить пароход, прибывавший в Калязин в воскресенье утром и совершавший рейс от Твери до Нижнего, значило опоздать на восемь дней, а они могли жестко сказаться в конце нашего путешествия  <….>

Дюма-10
В коллаже Фото с сайта:http://komiunity.ru/blogosphere/raboty-sovetskogo-xudozhnika-fantasta-nikolaya-mixajlovicha-kolchickogo


Проделав  за два часа езды шесть или семь французских лье, мы остановились, чтобы дать лошадям передохнуть, в селе Троицкое-на-Нерли. Это свободная деревня.
Каким образом Троицкое-на-Нерли оказалось свободным? Выкупило ли свою свободу у правительства или у помещика? Сослужило ли какую-нибудь службу, за что получило вольную бесплатно? Не знаю. Ни один из этих вопросов хозяин трактира, куда я зашел, не мог дать ответа.
Он знал, что село вольное, вот и все; как оно стало таковым, ему было неизвестно. Но одно бесспорно – Троицкое-на-Нерли, судя по внешнему виду, - это совсем другая деревня, нежели любая крепостная, какую я когда-либо видел: чище, богаче, счастливее. В особенности же прелестен был маленький трактир с его кухней, выложенной изразцами. Когда я говорю – кухня, то подразумевается все понемногу: кухня, столовая, гостиная и спальня.
На худой конец она могла быть бы стать и танцевальной залой, ибо ее украшала гигантская шарманка.
Само собой разумеется, хозяин дома не преминул обратить наше внимание на этот шедевр. Пока мы сидели за стопкой его водки, он продемонстрировал нам целый репертуар русских мелодий.
А потом, внезапно распознав нашу национальность и, очевидно, желая преподнести нам сюрприз, он сменил валик и перешел на французский репертуар.

Мы хотели засвидетельствовать наше удовлетворение музыкой, заплатив ему вдвое за водку, он же напротив, утверждал, что мы его гости и потому он не возьмет не копейки ни за водку, ни за музыку. Я положил свой рубль обратно в карман, заменив его крепким рукопожатием.
Одна вещь меня чрезвычайно порадовала, когда я вошел в избу этого славного человека: вместо душной, зловонной, нездоровой жары, в которую погружается путешественник, шагнувший прямо со свежего воздуха в эту своеобразную печь – жилище русского крестьянина, мы почувствовали, что нас мягко обволакивает приятное тепло.
Во время моей поездки в Бородино, где, несмотря на август, ночи были холодные, я дважды пытался войти в эти избы, и оба раза меня отталкивали зловоние и жара.
В пять часов мы вновь пустились в путь и в семь прибыли в Калязин. Пароход приходил в полдень.


Дюма-14
Фото с сайта: http://andcvet.narod.ru/Volga/01/sam.html


Похоже, что Калязин не является вольным городом; ибо я не видел ничего грязнее того трактира, где нам пришлось менять лошадей. Мы сделали попытку устроиться на некоем подобии антресолей, откуда нам пришлось  выдворить добрый десяток ворон. Но через несколько минут ужасающий зуд в ногах вынудил нас пойти поискать другой ночлег.
Я остановился на мгновение у какого-то грязного двора, чтобы поглядеть, как дюжина русских девушек готовят квашеную капусту, напевая заунывную песню. Таких мелодий в России много, и они очень хорошо передают ту безмолвную меланхолию, о которой я говорил и которая сопутствует русскому среди его развлечений.

Впрочем, я торопился увидеть Волгу. В каждой стране есть своя национальная  река:  в Северной Америке – Миссисипи, в Южной Америке – Амазонка, в Индии  - Ганг, в Китае – Желтая река, в Сибири – Амур, во Франции – Сена, в Италии – По, в Германии – Рейн.
В России это Волга, то есть самая большая река Европы. Она берет свое начало в Тверской губернии и, проделав путь в семьсот пятьдесят лье и образовав семьдесят восемь извивов, впадает в Каспийское море. Итак, Волга – это нечто величественное. И я поторопился поклониться ее величеству Волге.

К реке спускался своеобразный овраг, прорытый в городе потоками ливней; устремлявшихся в лоно своей госпожи и повелительницы; такие ливни частенько выпадают в России.
Издалека мы увидели высокий берег, под которым текла река, но самой реки не было видно.
И только подойдя вплотную к обрыву, мы увидели ее, стиснутую в глубине и шириной не больше наших малых рек – Орны или Ионны.
Весной во время таяния снегов она поднимается на двадцать футов и нередко выходит из берегов; но сейчас была осень, и Волга вернулась к самому скромному своему состоянию.
Возвратившись с этой экскурсии несколько разочарованными, мы встретили нашего хирурга. Деланж, человек слова, предупредил его о нашем приезде, и он примчался предложить нам позавтракать  у него.
Мы с радостью приняли приглашение, тем более что благодаря нашей охоте и искусству Кутайсова, превратившего зайцев, тетеревов и куропаток в паштеты, были в состоянии внести свою лепту в припасы, а благодаря винному погребу Нарышкина, чьи образцы перекочевали в наши ящики, внести и свою долю напитков.
Такое богатство в сочетании с его собственными  яствами придало нашему хирургу смелость, и он попросил у нас разрешения пригласить кое-кого из своих товарищей.
Понятное дело, разрешение было дано.
Но, по-видимому, весь офицерский состав был в числе его товарищей; ибо через час все кто носил эполеты или погоны, от подпоручика до подполковника, заполнили его обширную гостиную.
Каждый принес то, что сумел раздобыть, так что по количеству вина наш пир достиг уровня свадьбы в Кане Галилейской, а по числу блюд – свадьбы Камачо.
Это еще не все: в свой черед явились заранее предупрежденные музыканты, и внезапно под окнами раздались громогласные звуки фанфар. Празднество было полным. Мы как раз сидели за кофе, когда ровно в полдень пришли сообщить нам, что пароход причалил и ожидает нас.
Господа пароходы не любят долго ждать, поэтому мы поспешили осушить бокалы и спустились рука об руку, как старые и добрые друзья.
Музыканты, которые, как вы понимаете, не были нами обижены и получили изрядную долю от наших щедрот, увидев, что мы направляемся к пароходу, рассудили, что им лучше всего последовать за нами. И они действительно пошли вслед, наигрывая самые веселые свои мелодии.
Население Калязина, никогда не видывавшее подобных празднеств, повалило за музыкантами.

Дюма-15
фото с сайта: http://andcvet.narod.ru/Volga/01/sam.html


Мы подошли к пароходу, к величайшему изумлению пассажиров, недоумевавших, кто же эти путешественники, в честь которых кричат «ура!» и вовсю трубят в трубы.
Но их изумление возросло вдвое, когда они увидели офицеров, поднимающихся по трапу на пароход. Музыканты, продолжая музицировать, последовали за ними.  А самый  веселый из этой компании крикнул мажордому:
- Гарсон, все шампанское, какое есть, - на борт!
Капитан решил, что настало время вмешаться.
- Господа, - смиренно обратился он к офицерам, - имею честь заметить, что мы отчаливаем через пять минут, и если только вы не хотите плыть с нами в Углич…
- А ведь действительно,- сказал я, смеясь,- почему бы вам не доехать до Углича?
- Да, да! Едем в Углич!- вскричали самые решительные из всей компании.
- Господа,- сказал подполковник,- обращаю ваше внимание на то, что без разрешения полковника вы не можете отважиться на подобную шалость.
- Ну что же, пошлем к полковнику депутацию,- закричали офицеры.
- Это было бы чудесно; но полковника нет в Калязине.
- Тогда, за отсутствием полковника, дайте вы нам разрешение.
- Это выходит за пределы моих полномочий, господа.
- О! Командир! Командир! – воскликнули они в один голос умоляющим тоном.
- Невозможно, господа; я не могу вам  дать разрешение.
- Командир! – произнес я, в свою очередь.
- Но, - продолжал командир,-  я могу дезертировать, как вы, и подвергнуться тому же наказанию, что и вы, отправившись проводить господина Дюма до Углича.
- Ура командиру! Да здравствует командир! В Углич! В Углич!
- И с музыкантами? – спросил я.
- А почему бы и нет? – решили офицеры.- Эй, музыканты, едем!
- Ах, черт возьми! – вскричал Деланж, подбрасывая в воздух шляпу. – Пусть боярин говорит, что хочет, я тоже еду в Углич.
- Сколько у тебя  бутылок шампанского, мажордом?
- Сто двадцать, ваше благородие.
- Что поделаешь! Это немного, но как-нибудь обойдемся. Давай сюда свои сто двадцать  бутылок.
- В таком случае, господа, можно отчаливать? – спросил капитан.
- Когда пожелаете, друг мой.
И мы отчалили под звуки труб и хлопанье взлетающих пробок шампанского. Каждый из этих милых безумцев рисковал пятнадцатью днями  гауптвахты ради того, чтобы провести со мной лишние четыре или пять часов.
Нужно видеть, как русские пьют шампанское, грузины – кахетинское, а флорентийцы – воду Тетуччо, чтобы измерить возможности некоторых привилегированных желудков.
Я воспользовался первым же удобным предлогом, чтобы покинуть их ряды и перейти от деятельного состояния к покою. <…..>

Дюма-13
фото с сайта:http://andcvet.narod.ru/Volga/02/sam.html

Мы как раз заканчивали наш перевод, когда, проплывая по одной из излучин Волги, услышали возгласы наших спутников:
- Углич! Углич!
Я поднял голову и увидел на горизонте целый лес колоколен.
Я отдался переводу Лермонтова с тем большим пылом, что невозможно представить себе что-либо более унылое, чем берега Волги от Калязина до Углича. На протяжении этих тридцати-сорока верст река течет, стиснутая меж крутых берегов; размытые весенним половодьем, они лишены даже прелести зеленого покрова.
Вблизи Углича, расположенного на повороте Волги, правый берег неприметно понижается и открывает плато, на котором стоит город.<…..>

…Я хотел увидеть дворец малолетнего царевича, каким он был в пору его гибели. Я хотел увидеть реликвии, сохранившиеся от этого предпоследнего потомка Рюриковичей.
Дворец царевича стоит между двумя церквами. Колокол, послуживший набатом, находился в той, чья колокольня накренилась.
Пока мы поднимались по склону холма, на котором расположен Углич, наступила ночь; накрапывал  мелкий дождик, сопровождаемый холодным северным ветром. Со мной пошли все офицеры, полюбопытствовавшие взглянуть на Углич, которого они никогда не видели.
Музыканты остались на борту парохода. Все было заперто. Мы послали за ключами; к величайшему моему изумлению, явились два или три священника и все служки.
Мой эскорт произвел должное впечатление; священнослужителям сказали – не знаю, какой шутник до этого додумался, - что я английский посланник, а мои спутники-офицеры сопровождают меня по приказу императора Александра.
После такого сообщения можно не спрашивать, какой мне был оказан прием.
Мы начали с осмотра дома Димитрия <…>

Дюма-12
фото с сайта: http://andcvet.narod.ru/Volga/02/sam.html

Спустившись по крутому и неровному склону от Углича к Волге, мы увидели среди глубочайшей тьмы сияние трех  цветных фонарей подходившего казанского парохода. Это было то самое судно, которого ждали наши офицеры, чтобы направиться в Калязин. Мы сели на этот пароход и устроились как могли. Кто играл в карты, кто спал, завернувшись в плащ, кто, собрав последние бутылки вина, оставшиеся от вчерашнего пира, молча пил. Утром, в пять часов, нужно было прощаться. Все встали продрогшие, разбитые, в плохом настроении.
Никто бы не сказал, что те самые вчерашние удальцы. Насколько веселой, шумной, непринужденной была их посадка на наш пароход, настолько, высаживаясь с него, они были молчаливы, угрюмы и скованны.

Деланж тоже покидал нас. Я просил его передать горячий привет дорогим друзьям. Нужно отдать ему должное: бедный Деланж, он держался изо всех сил, чтобы не заплакать, но слезы невольно текли у него из глаз.

Тем временем с парохода, увозившего наших калязинских друзей, мы получили еще одну весточку. Едва судно отплыло, как с палубы грянул духовой оркестр, приветствуя нас фанфарами.
Но музыканты были так же грустны, как и офицеры, и общее настроение отразилось на музыке.
Наше судно направилось вниз по Волге, а их – пошло против течения.
По мере того, как корабли удалялись друг от друга, звуки музыки становились все тише. Наконец пароход, шедший в Калязин, обогнул мыс и исчез из виду.
Еще в течение нескольких минут можно было разобрать мелодию, хотя музыка звучала все слабее и слабее, через какое-то время мы слышали только звуки самых громких инструментов, потом и они затихли; теперь ветерок приносил лишь мелодическую жалобу, похожую на вздох ветра; наконец жалобы и вздохи умолкли, как и все остальное, - прощание кончилось.


Что-то слышала об этом мельком. Вроде даже фильм смотрела, а сейчас прочитала как в первый раз. Интересно!
А еще есть легенда, что А.С.Пушкин побывал в Калязине. Дело в том, что он был знаком с Екатериной Ушаковой, которой посвящал стихи. Усадьба Ушаковых находилась в селе Никитском рядом с Калязиным. Теперь ежегодно в начале июня там проходит «Пушкинский праздник на Волге».
Дюма знаю только по книгам
Очень интересно, я не знала, что Дюма был в России!)
Ему очень хотелось побывать на месте событий его романа ("Учитель фектования").
Он и у нас гостил - на даче Кушелева-Безбородко. Теперь эта дача - тубдиспансер :))
В детстве обожал Александра Дюма, прочел все что можно... :))
А я когда готовил пост узнал про комету Донати, да еще то, что она была открыта как раз в 1858г.
Привет! Доброго тебе дня и хорошего настроения ;)
Поздравляю с первой весенней пятницей. Отдохни как следует!)
С огромным интересом прочла, спасибо! Я знала, что Дюма ездил в Россию, но никогда раньше не читала его заметок и даже не знала, что их переводили.

Добавила Вас в друзья, буду очень признательна за взаимность.
"Путевые впечатления в России" Александра Дюма были изданы в 1993г.(http://www.ozon.ru/context/detail/id/6044247/)
При подготовке поста я пользовался Калязинской хрестоматией Ярослава Леонтьева.

В друзья добавил. Рад знакомству :)
О, надо же! Даже и не знала. Интересная информация
Привет! Доброго тебе утра, прекрасного настроения и отличного дня!)
калязин... жуткий город. мы любим иногда по золотому кольцу. такого депрессивного города боле не встречали. жуть. брр, как вспомню
Юрий Нагибин гостил под Калязиным в 1982г.:
"Калязин – плохой город, безнадежно унылый, неживописный, с подслепыми угрюмыми домишками. Единственное, что в нем есть, - полузатопленная колокольня – Русский ампир. На дне водоема затоплен собор, а еще тут взорвали прекрасный монастырь, достопримечательность и гордость заштатного городишки. Калязин неизменно хуже Кашина, куда мы тоже наведались.
<..........>
Еще мы были в Угличе, но это чисто музейные впечатления.

А Калязин и колокольня мне снятся, и я плачу во сне не облегчающими слезами."
Недели две был на дикой природе под Калязиным.Солнце, курорт!!! Зайцы бегают. Один чуть с ног не сбил :)